Net-Skop. Интернет обзор.


Правительство второго эшелона

Смогут ли исполнительные чиновники-технократы сделаться сильными министрами? 21 мая Владимир Путин в присутствии премьера Дмитрия Медведева, министров и телекамер затем максимально возможных по закону сроков консультаций и согласований объявил утвержденный им состав нового кабинета министров. Что не возбраняется изречь о государственной политике нашей страны и нашем будущем, исходя из структуры и персонального состава правительства?

« - Сколь у нас появилось новых лиц? По-моему, на 75% состав обновился...

- Я прикидывал: где-то три четверти правительства - это новые люди, которые либо появились совершенно недавно, либо войдут в руководство на практике первостепеннный раз».

В этом остроумном диалоге Владимира Путина и Дмитрия Медведева, разыгранном для телекамер, сказано не окончательно то, что лидеры государства имели в виду, объявляя современный состав кабинета. И тот самый туман, кажется, продолжает подсоблять конспиративную атмосферу. Потому как что первое, что бросается в глаза при анализе, немного противоречит духу обновления. Заметны скорее консерватизм, практически полная преемственность курса, выразившаяся в массовой замене министров на славно зарекомендовавших себя при прежнем руководстве их заместителей, и это если смена произошла.

За редким исключением, каковым, например, позволительно мнить направление министрами двух бывших губернаторов-тяжеловесов Федорова и Ишаева, правительство составлено из чиновников второго эшелона управления с технократическим экспертным, неполитическим опытом, поднявшихся на одну-две ступени при уходе «первых». Такого технического, плавно-преемственного по карьерной линии кабинета у нас ещё не было.

Но самые неожиданные выводы разрешено изготовить на следующем этапе анализа.

В экономическом блоке правительства, кажется, найдено больше здоровое, чем когда-либо, соотношение сил. Если изображать схему этой важнейшей части кабинета до недавнего ухода из него таких тяжеловесов, как Алексей Кудрин и Виктор Христенко, то больше всего она была похожа на поваленные на бок весы. Министерство экономического развития - что при Эльвире Набиуллиной, что при Германе Грефе - подчас пыталось что-то предлагать в плане экономического роста, улучшения условий для бизнеса, более динамичных темпов роста. Но оно, как и все другие министерства, взятые в отдельности, было политически слабее шибко близкого к Путину Кудрина, сторонника монетаризма и жесткой экономии.

И в принципе, если бы в правительстве не было сильных лоббистов, то расходы бюджета не росли бы вовсе, а мы накапливали все «нефтяные сверхдоходы в надежных инструментах». И все-таки бытие сложнее. То есть расходы росли - посредством параллельные инструменты: нацпроекты, госкорпорации и в немалой степени сквозь тихий, но мощный лоббизм несменяемого до последнего времени министра промышленности Виктора Христенко. Собственно, уход Кудрина и Христенко давал надежду на слом 12-летней неповоротливой и достаточно лицемерной системы управления, в которой без малого ничего воспрещено было соорудить для развития экономики, но иной раз - теневым образом - разрешается было потратить непочатый край денег.

В новом правительстве министр экономического развития Андрей Белоусов - сильная фигура и как экономист, и как аппаратчик, и как советник, довольно близкий к Путину. Во всяком случае уж точь-в-точь не слабее ни министра финансов, ни вице-премьера Аркадия Дворковича, тот, что скорее близок к премьеру. Белоусов - дюжий прогнозист, не догматик, человек, все отлично понимающий и про либерализм, и про промышленную политику, и про институты развития.

Это не значит, что держава забудет про разумную экономию: в Министерстве финансов при Антоне Силуанове, который малость раньше поднялся с уровня «лучшего замминистра», сохраняется прямая преемственность Кудрину. Но баланс при этом становится разумным, что может снабдить более здоровое обсуждение. Тем более что в блоке собственно промышленной политики вместо лоббистского теневого клубка появляется ясность. Свежеиспеченный министр промышленности и торговли Денис Мантуров - также из замминистров - выходец из оборонки.

В таком виде достигается баланс между интересами бюджетной экономии и инвестициями в ВПК (что публично объявлено приоритетом нового срока Путина), которые должны преобразовываться в собственно проекты экономического развития под началом Белоусова. Не факт, что этакий баланс будет найден, но шанс на более эффективную работу есть.

В министерствах, осуществляющих реформы, они будут продолжены. Несмотря на то что самые нелюбимые народом «реформаторы» удалены из правительства - Рашид Нургалиев из полиции, Андрей Фурсенко из науки и образования, Татьяна Голикова из медицины и социальной защиты.

МВД - особенный случай, в этом месте произошла не замена министра на замминистра, как везде, а смена команды министерства. Владимир Колокольцев пришел из московской полиции и точно приведет с собой свои кадры. То есть реорганизация полиции начнется еще раз, и это вряд ли плохая новость, учитывая, сколько скандалов и сколько позора снес Нургалиев, так ни разу и не признав своей вины. Из этого, кстати, следует, что баланс силовиков изменился - выстроена другая структура, в которой все же можно увольнять более того в такой степени близких к президенту людей.

Что касается реформаторов образования, науки и медицины, то их места заняты замминистрами, превосходно чувствовавшими себя при прошлых министрах. Это значит, что вектор движения на подушевое финансирование, стандарты и дальнейшую бюрократическую регламентацию, оптимизацию и другое будет продолжен. Но есть и нюансы, причем сильно интересные.

Новый министр здравоохранения Вероника Скворцова не нетрудно бывший зам Голиковой. Она, во-первых, на самом деле медик, то есть понимает не только в бюджетных оптимизациях, но и в здравоохранении, а во-вторых, ее дважды хвалил Леонид Рошаль, первостепенный недруг бывшего министра. И это вселяет не меньшую надежду, чем уход Нургалиева - может быть, министерство начнет не только трудиться с абстрактными финансовыми схемами и бюрократическими стандартами, но и увидит предмет управления, то есть врачей и их пациентов, систему здравоохранения, как целое.

В Министерстве науки и образования все тоже не весьма просто. Конечно, Дмитрий Ливанов уж метко не менее уверенный реформатор, чем Фурсенко, и не меньший супротивник Академии наук и ее руководства. Но он, не исключено, несколько оптимальный мастер в сфере науки и образования: все-таки возглавлял МИСиСом. Более того, он встречался для консультаций с учеными не из академической номенклатуры - например, из круга газеты «Троицкий вариант» и сайта scientific.ru - и выслушивал предложения о конкурсном финансировании научных разработок. Отчасти это делалось в пику РАН, но были и некоторые позитивные решения, так что определенная надежда на диалог с учителями и учеными остается. Хотя более вероятно, что перестройки будут по-прежнему сколь быстры, настолько и неряшливы и скандальны, а вместо ставки на поддержку со стороны активных ученых и лучших учителей останутся целевые программы, рассчитанные на «своих» чиновников от науки и разработчиков стандартов для школы.

Что касается Министерства обороны, то тут без компромиссов - первостепенной важности приоритет по-прежнему не «подготовка к войне будущего», а наведение элементарного финансового порядка и дисциплины. Возможно, порядок воровства и разгильдяйства таков, что это необходимо. Интересно, что в смысле экономии денег в борьбе с расходами на ВПК Минобороны оказывается попутно с Минфином. С прочий стороны, в текущее время оборонку курирует оглушительный и публичный вице-премьер Дмитрий Рогозин. То есть навскидку баланс есть.

Не менее интересные конфигурации возникают и в связи с другими министрами.

Отдельно хотелось бы подметить скандальное назначение на место министра культуры бывшего народного избранника и литератора Владимира Мединского. Сложно было сыскать другого человека, в презрении к которому слились слегка ли не все деятели культуры. За этим видится обида Владимира Путина, которого многие известные деятели культуры на митингах и шествиях дружно обзывают бранными словами: мол, не хотите сотрудничать с «жуликами и ворами» - не ходите в министерство за деньгами. Но обида в таких делах - это как-то несерьезно, не может же большая отрасль годы зависеть от чьих-то обид и конъюнктуры. Не исключено, что занятие не в эмоциях, а в политической логике, принятой почти во всем мире: политтехнологи и другие герои выигранной предвыборной кампании претендуют на должности в новом аппарате. Назначение Мединского, как и Игоря Холманских с «Уралвагонзавода» полпредом на Урале, кажутся несоразмерными, но укладываются в такую логику.

Резюмируя свой оперативный и вынужденно неполный обзор нового кабинета министров, можно заметить, что правительство прошло громадный дорога - от революционно-реформистского кабинета начала 90-х, через эпоху приватизации и частичной перекупки портфелей лоббистами и олигархами, правительства, которое все пора наполнялось то случайными людьми, то отставниками, - до более или менее рационально выстроенного, технического экспертного кабинета министров.

В нем на начальный точка зрения не видно явных лоббистов (не в смысле отраслей или политик, а в смысле локальных частных интересов, что во всех прошлых кабинетах, увы, присутствовало), свадебных генералов, почти все министры в теме своей работы. Более того, истощен и отчасти выработан кадровый ресурс «друзей и знакомых» лично премьера и президента. Новые министры - карьерные федеральные чиновники либо выходцы из регионов, до которых дотягивается кадровый отбор Кремля.

Это экспертное правительство. Сколь мы понимаем, это и есть идеал Путина: чтобы государевы люди работали «как рабы на галерах». Но если эти министры хотя бы в какой-то степени не станут политиками, то есть людьми ответственными за цели и результаты своей работы перед обществом, единственное, что они смогут сделать, - напридумывать новые планы, проекты, стандарты и отчеты, то есть повысить бумагооборот, что может совершенно загубить как вертикаль управления, так и всякую живую инициативу.

14 Dec 2018 10:30:04

iPad Pro — компьютер для тех, у кого уже есть компьютер

iPad Pro компьютер для тех, у кого уже есть компьютер Meduza Корпорация Apple, представляя новые iPad Pro в сентябре 2018 года, настаивала, что они соревнуются не с другими планшетами, а с настоящими ...
14 Dec 2018 09:19:00

Владимир Драчев: Есть медаль, поэтому спринт сложился великолепно

Владимир Драчев: Есть медаль, поэтому спринт сложился великолепно Советский спорт Президент Союза биатлонистов России Владимир Драчев оценил выступление женской команды в спринте на втором этапе Кубка мира в ...
14 Dec 2018 08:52:00

Грипп уже есть: врачи рассказали, когда возможна вспышка простудных заболеваний в Сызрани

Грипп уже есть: врачи рассказали, когда возможна вспышка простудных заболеваний в Сызрани КТВ Луч, Сызрань Традиционно превышение эпидемического порога заболеваний ОРВИ и гриппа приходится на январь-февраль. Пока же ситуация с заболеваемостью ...
14 Dec 2018 07:35:00

В Башкирии столкнулись два автомобиля, есть пострадавшие

В Башкирии столкнулись два автомобиля, есть пострадавшие Горобзор Авария произошла в Мелеузе. Пострадал водитель и 17-летний сын.
14 Dec 2018 07:25:00

В ожидании своего часа. Есть ли будущее у СССР-2?

В ожидании своего часа. Есть ли будущее у СССР-2? Украина.ру У Союзного государства России и Белоруссии нет четкой исходной даты. День единения народов двух стран отмечается 2 апреля. Однако договор о ...
14 Dec 2018 07:10:00

Путин рассказал, у кого есть шанс стать президентом — URA.RU

Путин рассказал, у кого есть шанс стать президентом URA.RU URA.Ru Глава России Владимир Путин рассказал о том, кто может стать президентом. Он назвал одно важное, на его взгляд, условие. Только на URA.RU.

Keywords:




Net-Skop. Интернет обзор. © Net-Skop team